За развитием интернета следить очень увлекательно. Ещё бы – на наших глазах из ничего образовалась виртуальная реальность ничуть не хуже настоящей, а местами – даже лучше. В неё перекочевала вся нужная для жизни инфраструктура: магазины, развлечения, библиотеки, бизнес, искусство, учёба, общение, информация. Но вот парадокс: некоторые виды деятельности, преуспевая в реале, в интернете, напротив, сидят на голодном пайке, притом что новые технологии делают их и более оптимальными, и более дешёвыми. В такой парадоксальной ситуации оказалась индустрия СМИ, которая никак не может найти подходящую бизнес-модель. Кого-то кормит бумажная версия, кто-то живёт на спецпроектах, кто-то – на спонсорах и грантах. Лишь немногие гиганты научились собирать рекламу без помощи бумажной версии. Они уверяют, что прибыльны, но кто это может знать наверняка, если нет никакой информации по структуре их финансирования? Да что там финансирование – даже статистику посещений многие из них скрывают. Во всяком случае, упрёк в скрытности интернет-СМИ прозвучал на iComference-2012, одной из ведущих площадок по медиааналитике в Рунете, организованной на днях в Москве. Традиционно несколько секций на конференции посвятили интернет-СМИ.

В мире продолжается двухзначный рост интернет-экономики, этот факт привёл Василий Гатов, некогда идеолог Web 2.0 и СМИ 2.0, а ныне медиааналитик на зарплате в РИА «Новости». Он напомнил, что основная доля роста достаётся структурным лидерам – поисковикам, почтовым сервисам, онлайн-играм, файлообменникам и соцсетям. СМИ перепадает небольшая, но устойчивая часть. Развитию интернета в этом году способствовали несколько факторов. Во-первых, это беспрецедентный интерес к политике, из-за которого интернет сильнее проник в регионы. Протестная активность координировалась через соцсети, главным образом Facebook. Во-вторых, IPO «Яндекса», которое имело большое значение для интернетчиков. Оказалось, что российская интернет-компания, созданная с нуля и честно, может дорого стоить. И в-третьих, нельзя обойти стороной планшеты. Их появление даёт в руки СМИ инструмент для монетизации. Планшеты – очень выгодная среда для прессы, они напоминают классические журналы и газеты и привлекательны для журналистов, редакторов и читателей.

Проблема, однако, в контенте, за который предлагается брать деньги. Наши ведущие интернет-СМИ не имеют всероссийского охвата. Большая часть контента, как справедливо отметил Гатов, строится на основе повестки «Садового кольца, “Стрелки”, в крайнем случае Роспила или Селигера». В свою очередь, у региональных СМИ какая-то своя интернет-экономика, которая невидима и недоступна из столицы. «Когда я приезжаю в США, я не читаю Boston Globe, а читаю патч моего района Boston Globe. Почему у нас нет проектов типа патчей – новости с привязкой к городу и даже к району города?» – спросил аналитик, но ответа на этот вопрос из присутствующих не знал никто.

Нехорошая ситуация сложилась и с показателями интернет-медиа. Накручивают всё подряд: трафик, комментарии, френдов, фолловеров, лайки. Сказывается «наша привычка к обману», считает Василий Гатов. Но дело, конечно же, не только в ней. Есть и глубоко экономическая причина: в интернет-СМИ всё стоит дешевле, чем в бумажных СМИ. Если за рекламу в журнале рекламодатель платит, условно говоря, рубль, то в интернете – три копейки, вот и обманывают рекламодателей, увеличивая себе показатели. Наши крупнейшие интернет-СМИ по доходам от рекламы вышли на уровень среднего глянцевого журнала. За рубежом дела идут лучше, там выручка от рекламы – на уровне среднего телеканала. Но это всё технические моменты, а главный-то вопрос остаётся до сих пор без ответа: как относятся читатели к интернет-СМИ? Может, мы делаем неправильные СМИ? Производим плохой контент, а читатели вынуждены его потреблять?

Технологии определения отношения читателя к контенту уже созданы, но ещё не стали массовыми. А пока традиционные аудиторы пытаются измерить аудиторию интернет-СМИ. TNS, о проекте которого рассказала его представитель Инесса Ишунькина, использует для измерений комплекс методов – это панель в браузерах участников измерения, интервью, опросы, счётчики. По данным TNS, 39,6 миллиона человек в России пользуются интернетом, это 63,2 процента населения старше 12 лет, проживающего в крупных городах. Но рост числа пользователей не прямо влияет на рост числа уникальных посетителей сайтов – показатель, который особенно важен в статистике посещаемости. «Уники», как их называет Ишунькина, растут быстрее.

Связано это с ростом точек входа в интернет. Один человек может зайти из разных браузеров, с разных компьютеров, с планшета, с мобильника. В среднем на одного пользователя приходится шесть уников.

В структуре аудитории разных СМИ по-прежнему лидирует телевидение. Его больше смотрят люди всех возрастов. В интернете по-прежнему почти не видны люди старше 55 лет. Телевидение забирает и больше времени на себя, уступая лишь радио в некоторых возрастных категориях. Ну и последняя капля яда – в топ-20 электронных медиа в Рунете ни одно СМИ не входит. Зато есть «Яндекс», Mail.ru и две социальные сети – «Вконтакте» и «Одноклассники», что символично. Ведь последние пару лет именно соцсетям отвели роль главных убийц СМИ.

В соцсетях нет массовых продаж, заявил Фёдор Вирин из Data Insight. Это среда неудобная для маркетинга во многих отношениях. Есть лишь единичные успешные примеры, когда продажи в супермаркетах идут через мобильные устройства. В контексте СМИ это значит, что зарабатывать на распространении журналов, газет или даже книг через соцсети пока не получается. Не могут СМИ использовать свои площадки в соцсетях и для продажи рекламы. Сейчас процесс выглядит так, объясняет Вирин: издание размещает анонс своей статьи в Facebook, человек переходит по ссылке в анонсе на сайт, и в этот момент ему показывают рекламу. Но переходов из соцсетей на сайты СМИ смехотворно мало, и бизнес на этом не сделать. По его мнению, соцсети будут двигаться к тому, чтобы делиться со СМИ рекламными доходами. А пока присутствие изданий в соцсетях – это не бизнес, а только попытка расширить свою площадку за счёт новых медиа.

Галина Тимченко: «За всеми увлечениями мы забыли читателя, для которого работаем, потеряли его и не знаем, кто он»  

Онлайн-СМИ наконец-то перестали быть похожими на бумажные издания и научились быстро перестраиваться под запросы читателей, начала свой обзор проблемы главный редактор Lenta.ru Галина Тимченко. Первые онлайн-издания работали для небольшой интернет-тусовки, по сути, друг для друга. Потом провозгласили эпоху Web 2.0, и появились издания, которые в качестве авторов использовали читателей, оставляя за собой только функцию модераторов. За рубежом подобную технологию называют UGC – user generated content. От той эпохи в Рунете остались habrahabr.ru, dirty.ru, leprosorium.ru. «Отрыжка UGC», по выражению г-жи Тимченко, видна до сих пор и у традиционных изданий. Все мы помним драму, разыгравшуюся год назад на сайте журнала «Сноб» между редакцией и блогерами. Закончилась она уходом части авторов с сайта, увольнением редакторов и потерей репутации издания, на восстановление которой уйдёт теперь немало времени и сил. 

«Пять лет назад взошло солнце ЖЖ, и началась тоскливая эпоха поклонения блогерам», – продолжила Тимченко свой обзор. Журналисты испугались, что блогеры отнимут у них хлеб, а редакции начали срочно нанимать их на работу. Если делать это безо всякой редакционной политики, то получается «море бестолкового контента» и скандалы из-за авторских прав. В качестве примера главред Lenta.ru привела первую версию Slon.ru и Publicpost.ru, «забытый сразу после его создания». Сотрудничая с блогерами, СМИ совершают ошибку, потому что их содержание получается пёстрым и разнородным, как лоскутное одеяло. Два года назад началась новая эпоха в жизни интернет-СМИ – поклонение соцсетям. Все завели там свои аккаунты и активно зазывают туда читателей. У кого френдов в Facebook и фолловеров Twitter больше, тот и круче. Получается, что СМИ работают на соцсети, а не наоборот, утверждала Галина Тимченко: «Зачем работать на соцсети и вкладывать туда ресурсы?» В этих метаниях журналисты забывают о том, для кого они работают. Внушая читателям, что каждый из них может стать журналистом, СМИ теряют уважение в глазах своей аудитории. «Читатель не сделает за нас нашу работу. Журналистика – это тяжёлый труд, к которому нужно подпускать мастеровитых, хорошо обученных людей», – говорила Тимченко. Как пример такой редакционной политики докладчица привела рубрику о науке «Прогресс» на своём ресурсе. Её ведут два человека, которые изучали сначала науку – физику и микробиологию, а потом журналистику. Иначе нельзя, наука – это слишком сложная тематика, чтобы отдать её плохо подготовленным сотрудникам. «Поскольку новости науки редко бывают срочными, то обычным редакторам категорически запрещено писать в эту рубрику, – уточнила в интервью STRF.ru Галина Тимченко. – В этой рубрике нет нормативов. Сколько есть новостей – столько есть. Главное – не пропустить серьёзные новости. Ведь задача “Прогресса” – преумножение знаний, просветительство. Сейчас там не хватает гуманитарных наук – археологии, социологии, но, к сожалению, найти специалиста по ним очень трудно».

Долгий и мучительный процесс развития онлайн-СМИ описывается простой поговоркой из Луркоморского словаря: «Мыши плакали, кололись, но продолжали грызть кактус». Слишком часто звучала она в речах медиааналитиков, чтобы наивно ожидать периода стабильности в скором будущем. Поиск адекватной схемы заработка и выживания журналистики в интернете продолжается. Главное – не потерять в нём себя.

Источник: http://www.strf.ru