Эксперты утверждают, что ситуация в российской промышленности стабилизировалась. Массовое увольнение персонала, прошедшее в 2013 году, позволило сократить издержки и остановить падение производства. Однако, как выяснил обозреватель «Уралинформбюро», опасность полномасштабного кризиса еще не миновала: экономика в регионах страны продолжает сжиматься из-за неравномерности развития территорий и перекосов на рынке труда.

Представитель Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей в Каменске-Уральском Геннадий Литвинов сообщил «Уралинформбюро», что падение производства в этом проблемном городе затормозилось. Промышленность работает хуже, чем в 2008 году, когда наблюдался подъем, но лучше, чем в 2009-2010 годах, запомнившихся остановкой целых производств. После массовых сокращений персонала в 2012-2013 годах ситуация стабилизировалась, хотя оптимизация численности сотрудников в металлургии и машиностроении продолжится. Особенно это коснется мелких предприятий, которым приходится тяжелее, чем крупным.

О подмораживании кризисных процессов говорит и статистика. По данным департамента труда и занятости населения Свердловской области, число безработных сократилось за 2013 год на 3 000 человек и составило на январь текущего года 27 160 человек. При этом количество вакансий превысило 39 тысяч, из которых более половины приходится на Екатеринбург.

Исполняющий обязанности председателя городского комитета промышленной политики и развития предпринимательства Дмитрий Мамин утверждает, что екатеринбургские предприниматели сегодня больше думают не о сокращениях, а о том, где взять рабочую силу. Только оборонно-промышленному комплексу требуется более 1500 квалифицированных специалистов, которых днем с огнем не найдешь. Единственное исключение составляет, пожалуй, «Уралмашзавод», который намерен избавиться примерно от 1000 сотрудников, но там планируется сократить офисный «планктон» и принять инженерно-технических работников.

И все же ситуация выглядит не столь радужной, если посмотреть на нее с точки зрения конкретных людей. В Нижнем Тагиле количество потерявших работу в 2013 году уменьшилось, но количество обратившихся в службу занятости, наоборот, выросло. Причем шансов быть трудоустроенными у них очень мало, учитывая, что предприятия сокращают преимущественно молодежь и инвалидов. Количество безработных в промышленной столице Свердловской области достигло почти 11 000 человек, что составляет едва ли не половину от официально зарегистрированных в регионе.

В Невьянском центре занятости на начало нынешнего февраля имелась всего 71 вакансия, из которых только 48 предлагали зарплату выше прожиточного минимума (7 727 рублей). При этом число зарегистрированных в службе занятости невьянцев почти в 7 раз превышает количество вакансий.

В Первоуральске официально безработным признан 821 человек, но только за январь 2014 года в поисках работы в центр занятости обратилось 356 человек, а еще 805 человек поинтересовались имеющимися вакансиями. Почти три сотни первоуральцев, судя по официальной статистике, трудятся неполную рабочую неделю.

В Новоуральске на 1 100 безработных предлагается всего 659 вакантных места. Соотношение это в ближайшее время может измениться: по словам главы городского округа Владимира Машкова, госкорпорация «Росатом» оптимизировала численность персонала на основном производстве Уральского электрохимического комбината, но у нее еще остаются вопросы по энергетическому комплексу. Дальнейшая реструктуризация, вероятно, побудит некоторых сотрудников искать новое место работы.

Ситуация в муниципалитетах Свердловской области настолько разная, что впору говорить об отсутствии в регионе экономических связей между территориями. На эту крамольную мысль наводит любопытная цифирь: при наличии в структуре безработных 16% машинистов установок и машин предприятия Свердловской области не могут найти 37 водителей для уборочной техники с зарплатой в 83 000 рублей!

В региональном департаменте труда и занятости объясняют это противоречие тем, что рынок труда на Среднем Урале не сбалансирован: в крупных городах есть вакансии, но нет рабочих рук, в мелких – есть рабочие руки, но нет вакансий.

Директор департамента труда и занятости населения Свердловской области Дмитрий Антонов признает, что на рынке труда имеет место занижение зарплат. Именно этот фактор искажает всю статистику и создает нелепые ситуации, когда при избытке в регионе экономистов, инженеров, учителей, товароведов и прочих дипломированных специалистов работодатель якобы не может найти прораба, участкового врача, педагога, директора магазина и т.д.

Впрочем, и низкая заработная плата, и перекосы в системе подготовки кадров не дают ответа на главный вопрос: почему зачастую не удается найти высококлассного специалиста даже на достойную заработную плату? Эксперты полагают, что главная причина кроется в разнонаправленности интересов бизнеса и власти. Последняя, как правило, озабочена трудоустройством неквалифицированных безработных, которых предприниматели вынуждены сокращать в процессе оптимизации производства.

Владимир Машков считает, что органы власти и частный бизнес должны параллельно решать две задачи: оптимизировать издержки на существующих предприятиях и предлагать значительно больше, чем это наблюдается сейчас, перспективных рабочих мест. Опыт Новоуральска показывает, что реальные проекты находят поддержку у федеральных властей. Раскручивание новых производств в этом моногороде позволило в 2013 году сократить в два раза отток населения, которое в поисках работы уезжало в основном в Екатеринбург.

Владимир ТЕРЛЕЦКИЙ

Источник: http://m.uralinform.ru/analytics/