ГУЛАГ — время помнить…

29 мая закончилась недельная командировка в Новоуральск гостей из московского Музея истории ГУЛАГа. Новоуральск стал третьим городом после Москвы и Санкт-Петербурга, в котором работала съёмочная группа.

Режиссёр проекта «Мой ГУЛАГ» Виктория Рябинина и оператор Анатолий Марфель за семь дней пообщалась с новоуральскими героями. С теми, кто, будучи детьми, пережил вместе с родителями политические репрессии 30 50-х годов прошлого столетия. О каждом был снят отдельный сюжет, который войдёт в цикл документальных получасовых фильмов «Мой ГУЛАГ».

Корреспонденты «Нейвы» пообщались с московскими коллегами и своими глазами увидели, как работают журналисты-документалисты из Москвы.

ПОГРУЖЕНИЕ В ТЕМУ

Представители музея приехали в квартиру героини Дарьи Бондарь раньше назначенного времени минут на 15 и, как выяснилось вскоре, не зря. До самой съемки пройдет еще километр времени — минут 40, не меньше… Увидев нас, режиссер Вика начала нервничать: «Ребята, вы только Дарье Петровне никаких вопросов сейчас не задавайте, нам нужны первичные эмоции, а то вся работа насмарку. Не волнуйте ее, пожалуйста!»

Оператор Анатолий спешно разматывал провода, выставлял осветительные приборы, не церемонясь, расставлял в комнате мебель по углам, что-то убирал, брал с полок военные портреты и расставлял их в комнате, как ему виделось…

Вика тем временем общалась с дочерью Дарьи Петровны. Спрашивала, есть ли закрытые темы, о которых категорически нельзя говорить, не станет ли ей плохо во время разговора. Задала кучу уточняющих вопросов: кем работала Дарья Петровна, чем или кем особенно гордится, чем увлекается, занимается на пенсии?

Все это время Дарья Петровна Бондарь находилась в другой, прохладной, комнате, пила чай, листала старые семейные альбомы. Надо сказать, что пережить встречу с московскими журналистами и подготовку к ней — это такой маленький бытовой подвиг! Благо, чемпионка Украины по лыжным гонкам и мама прославленного чемпиона мира Николая Бондаря с этим испытанием справилась стойко.

ПРАВИЛЬНАЯ РАБОТА

Пока придирчивый профессионал Анатолий Марфель продолжал налаживать освещение комнаты, выдергивая из розеток все удлинители в квартире, то открывая, то закрывая балконную дверь, мы успели пообщаться с Викторией Рябининой. Она рассказала, как родился проект «Мой ГУЛАГ» и почему они приехали именно в Новоуральск:

- Я прекрасно понимаю, что сегодня мы пишем историю. Историю, которая отдаляется от нас буквально каждую минуту… Мы практически не застали в живых самих репрессированных, но их дети тоже многое помнят. И по этим личным воспоминаниям потом ученики в школах будут изучать годы репрессий в СССР.

В ноябре 2017-го представители Музея ГУЛАГа и музея «Мемориал» побывали в Новоуральске и тогда уже задумались о том, что в город нужно обязательно вернуться. Всю переговорную часть взяла на себя председатель Ассоциации жертв политических репрессий Нурия Лисьих. Она же сопровождала съемочную группу из Москвы все 7 дней.

- Ваш молодой современный город строили заключенные, в том числе и политические репрессированные. Это факт. Именно поэтому сразу после Москвы и Петербурга мы приехали в Новоуральск. Наша задача — оставить память на уровне государства и изменить отношение к этим незаконно лишенным чести и достоинства людям… Но, помимо глобальных целей, есть и просто человеческие радости. Было несколько случаев, когда благодаря моим сюжетам воссоединялись семьи. Люди находили родных, о которых ничего не знали — это классное такое ощущение… Как выразить словами — чувствуешь, что твоя работа правильная и очень нужная!

В 1946 году
на территории будущего Новоуральска был создан ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь).

7 700 -
численность заключенных, в том числе и политических, в 1946 году.
В начале 1947-го — уже 11652.

Из воспоминаний Михаила Нерушина, курировавшего стройку цеха 70:
«Это были удивительно порядочные, трудолюбивые люди,
нелепостью судьбы заброшенные на Урал».

КАМЕРА. МОТОР. ГРОЗА

Вот наконец Дарья Петровна садится в удобное кресло. Потом ее несколько раз вместе с креслом двигают с места на место, выбирая наилучший ракурс. Прикрепляют на одежду микрофон, делают пробу голоса.

Вика дает собеседнице последние наставления: «Дарья Петровна, нам нужен целостный рассказ о вашей жизни. Расскажите, откуда вы родом, кем были ваши родители. В мельчайших подробностях постарайтесь вспомнить день ареста. Я буду лишь изредка направлять вас вопросами. Меня в вашем рассказе быть не должно. Будьте откровенны, если захочется, плачьте…»

Оператор кричит: «Тишина в квартире, пишем!»

Дарья БОНДАРЬ:

- Я родилась на Украине в 1929 году. В семье было шестеро детей, но два моих брата умерли — один по болезни, другого уронила соседская девочка, которую мама оставляла нянчиться, пока сама работала в поле. Девчонка лезла вместе с ним на бричку, уронила и сломала ему позвоночник… Мама часто вспоминала этот случай. Отец был грамотный, его уважали. Он был председателем земельного союза, а по выходным руководил церковным хором, за что и был арестован в 1930 году. С мамой они прожили только семь лет…

В это время на улице начинается гроза — гром, всполохи! Оператор останавливает съемку. Дверь на балкон закрывают, снова переустанавливают освещение. В общей сложности в квартире Дарьи Бондарь группа пробыла чуть меньше 4 часов. После обеда они отправились к другому герою.

По словам Виктории, на съемку одного героя может уйти от 2 до 4 часов. Иногда приходится отключать оборудование, плакать вместе с собеседником, а потом продолжать работу. Но почему-то всегда после разговора с журналистом, отмечает режиссер проекта, людям становится легче.

Виктория Рябинина:

- Это можно сравнить с походом к психологу. Мы разматываем комок очень больных воспоминаний, и, отдав его нам, человек внутренне успокаивается.

Все фильмы о репрессированных выложены на официальном сайте государственного бюджетного учреждения культуры «Музей истории ГУЛАГа», цикл «Мой ГУЛАГ». В скором времени там можно будет увидеть и сюжеты о наших новоуральцах.

Информационный портал Свердловской области

Автор: Елена САХАРОВА

Фото: Юрия ДОРОНИНА