В конце 2011 года новоуральская школа № 48 была включена в областную программу «Доступная среда», то есть в ней должна быть создана так называемая безбарьерная образовательная среда для совместного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями здоровья. Для приобретения специального оборудования школе была выделена из областного бюджета субсидия в размере 896, 46 рублей.

Администрация школы разместила заказ на оборудование путем проведения запроса котировок, заключила с ООО «Уралспецсервис» (г.Новоуральск) муниципальные контракты и договоры поставки, а 14 декабря 2011 года получила от поставщика, согласно накладным, всё заказанное оборудование. 

После этого деньги за оборудование – 896,46 рублей были перечислены ООО «Уралспецсервис» в полном объеме.

Спустя два месяца, 16.02.12 комиссия в составе председателя Контрольно-счетной комиссии НГО Дмитрия Ширинкина, начальника контрольно-ревизионного отдела Финансового управления НГО Елены Кольтеевой, бухгалтера Центра бухгалтерского и материально-технического обеспечения муниципальных образовательных учреждений НГО Надежды Тарасовой совместно с опер-уполномоченным группы экономической безопасности и противодействия коррупции межмуниципального управления полиции капитаном полиции Анной Дедюхиной провела в школе № 48 в присутствии заместителя директора по административно-хозяйственной работе Наили Вялитовой инвентаризацию оборудования, приобретенного по указанным выше муниципальным контрактам и договорам поставки у ООО «Уралспецсервис». В результате была выявлена недостача на сумму 543,335 рублей: оборудование, обозначенное в таблице под номерами 2, 3,4,5, 7, отсутствовало. Заместитель директора по АХР пояснила проверяющим, что данный товар возвращен поставщику в связи с тем, что имел производственный дефект и дефекты, полученные при транспортировке.В подтверждение этого проверяющим были представлены два гарантийных письма ООО «Уралспецсервис». Одно (от 01.02.12) – о замене стимульного материала для обследования, стимульного материала для коммуникативной реабилитации, лингводидактического комплекса и набора диагностических методик, причем срок замены указан не был. Второе письмо (от 03.02.12) – о замене большой программируемой клавиатуры со сроком замены 1 месяц. Кроме недостачи, проверяющие выявили еще ряд нарушений, касающихся оформления бухгалтерских документов, и по результатам ревизии составили акт.

На очередном заседании постоянной депутатской комиссии по бюджету и экономической политике Дмитрий Ширинкин проинформировал депутатов о результатах проверок, проведенных на разных объектах, и в том числе – в школе № 48. Эта информация заинтересовала членов комиссии, они стали задавать вопросы приглашенному на заседание директору 48-й школы Вячеславу Зорину. Однако, не услышав от него исчерпывающих объяснений, предложили создать временную комиссию для обстоятельной проверки эффективности и целевом характере использования бюджетных средств, выделенных школе №48 в течение всего 2011 года.

Решением Думы НГО от 25.04.12 такая комиссия была создана. Ее председателем утвержден депутат Максим Сергеев, а в состав вошли: директор Центра бухгалтерского и материально-технического обеспечения муниципальных образовательных учреждений НГО Александр Александров, начальник Финансового управления НГО Александр Баранов, депутаты Думы НГО Андрей Великов, Маннур Гильмияров, Михаил Загоскин, Марат Салихов, Олег Трусков, ведущий специалист аппарата Думы НГО Ирина Мунаева, главный специалист -юрисконсульт отдела юридического и кадрового обеспечения администрации НГО Наталия Рослякова, председатель Контрольно-счетной комиссии НГО Дмитрий Ширинкин. Не откладывая в долгий ящик, временная комиссия приступила к работе.

Я встретился с одним из членов временной комиссии – депутатом Думы НГО Олегом Трусковым, и он поделился первыми результатами идущей проверки.

— Начну с того, что критерии, по которым выбрали именно 48-ю школу в качестве площадки для совместного обучения детей-инвалидов и обычных детей, надо будет еще посмотреть…

- Они вызывают вопросы?

— Да, они возникли, когда мы побывали в этой школе. Ее здание состоит из нескольких блоков, которые находятся на разной высоте относительно друг друга. Соответственно этажи в них тоже не лежат в одной плоскости, и поэтому все переходы из блока в блок оборудованы лестницами. А они, естественно, являются препятствием прежде всего для инвалидов-колясочников. Когда мы спросили об этом у работников школы, они пояснили, что для попадания, например, из учебного корпуса в столовую, инвалиды-колясочники должны будут выехать на улицу, проехать метров 70 и заехать в другой блок. Для этого участок пришкольной территории надо будет заасфальтировать. Питаться дети должны три раза в день, соответственно и «путешествие» из блока в блок должно осуществляться трижды. В холодное время года необходимо будет при этом одеваться и раздеваться. А в сырую погоду на колесах колясок в помещение неминуемо потащится грязь. Кто и как будет мыть эти колеса? Но главный вопрос: каким образом колясочники будут перемещаться по этажам? Работники школы ответили, что для этих целей будет установлен лифт. Но на лифте можно перемещаться по этажам одного блока, а как попадать из блока в блок, минуя лестницы? Таким образом, декларируемая доступная среда на практике оказывается для детей-инвалидов недоступной.

- Или, чтобы стать действительно доступной, потребует больших капиталовложений?

— Думаю, что так. Ведь в принципе любое помещение можно переоборудовать, адаптировать, вопрос только в цене. И стоит ли всё это делать именно в 48-й, если есть другие школы, где тех же целей можно достичь с меньшими затратами? Этот вопрос мы хотим поизучать.

Теперь о закупке оборудования. Когда на заседании депутатской комиссии по бюджету председатель Контрольно-счетной комиссии сообщил, что при инвентаризации выявлено отсутствие пяти позиций, директора спросили: «Где они?» Вячеслав Зорин пояснил, что эти товары имели производственные дефекты, а также были повреждены при транспортировке, поэтому их вернули поставщику для замены. По словам директора, возврат был сделан в феврале (напомню, что оплачен товар был полностью сразу после его получения, то есть в декабре. – В.П,). К середине апреля, когда проводилась инвентаризация, товар в школу не вернулся и, насколько мне известно, нет его и сейчас, по прошествии уже четырех месяцев. Хотя одну позицию – клавиатуру – поставщик всё же вернул (к слову, самую дешевую – 10 тыс. руб. из недостающих 543 тысяч. – В.П.).

У меня же возник еще один вопрос: о ценах, по которым закупалось оборудование. Если взглянуть на таблицу, то эти цены сразу бросаются в глаза. Одного взгляда достаточно, чтобы возник вопрос: а почему так дорого? Возьмем для примера аппарат для закрепления навыков и коррекции речи АКР-1 «Монолог» (позиция 12). Его приобрели за 63 тыс. 700 рублей, а я знаю, что он стоит намного дешевле, и мы нашли его цену – 7200 рублей.

- То есть школа купила его почти в десять раз дороже?

— Получается, так. Еще пример: наборы диагностических методик в комплекте с рекомендациями (позиция 5). Они были проданы школе за 40 тысяч, а на самом деле красная цена им – 4 тысячи. Налицо завышение тоже в 10 раз. Меня всё это крайне заинтересовало, и я дал задание своему сотруднику найти в Интернете информацию по всему перечню оборудования: изготовители, поставщики, цены. Пришлось поработать несколько дней и вырисовалась такая картина. Берем первую же позицию: интерактивная доска – их купили две штуки за 118,9 тыс. рублей — на самом деле стоит около 30 тысяч, то есть цена завышена в два раза. И так далее. То есть стало очевидным, что всё оборудование из данного перечня поставщик продал школе по завышенным ценам.

Временная комиссия отправилась в школу, чтобы посмотреть всё на месте, ознакомиться с документами. Но первый «поход» не дал результатов. Директор пояснил, что документов в школе нет – они все в Центре бюджетного и материально-технического обеспечения муниципальных образовательных учреждений, и посмотреть закупленное оборудование тоже нельзя, оно закрыто, а материально-ответственное лицо – Наиля Вялитова вместе с ключами отсутствует (находится на больничном).

Второе посещение школы временной комиссией оказалось более результативным, потому что по нашей просьбе все-таки вызвали в школу замдиректора по административно-хозяйственной работе, и нам удалось, наконец, увидеть оборудование, закупленное по программе «Доступная среда». Мы обнаружили, что часть его оказалась контрафактным, а часть не имела никакой сопроводительной документации (паспортов, сертификатов и так далее). Купленные якобы для детей, больным ДЦП, два стула оказались офисными стульями, причем совершенно непригодными для сидения на них детей-инвалидов.

Что же касается оборудования, отсутствие которого зафиксировала февральская ревизия, то, к нашему удивлению, нам показали некоторые фрагменты этих якобы отправленных на замену наборов. Фрагменты представляют собой разноцветные полоски и планшет из гибкого пластика, картонные карточки разных размеров, формы и цвета, плоские геометрические фигуры, картинки, игрушки, мячики, подушки, кольца. Члены комиссии спросили: вы ведь все наборы отправили поставщику на замену, каким же образом их часть оказалась у вас? В ответ услышали: нам частично стали возвращать. Тогда возник следующий вопрос: где акт о приемке возвращенных фрагментов на баланс? Работники школы сказали, что они ничего еще не подписывали, так что поставщик должен вернуть всё и без актов приемки-передачи. Члены комиссии в этом сильно усомнились, но внятного ответа так и не услышали.

Предполагаю, что те небольшие фрагменты наборов, которые нам показали, — это всё, что из недостающих позиций привезли в школу. И больше ничего и не было. Ведь по сути содержание наборов – это расходный материал, который в процессе занятий приходит в негодность (гнется, ломается, рвется), поэтому его можно легко списать. А стоимость наборов, как видите, приличная.

Первые выводы из идущей проверки (а она будет вестись до 1 сентября) можно сделать такие: часть оборудования закуплена по завышенным ценам, часть – вообще отсутствует ( деньги заплачены, а товара нет) и часть не соответствует целям закупки.

Полагаю, что результаты ревизии и проводимой временной комиссией проверки могут послужить достаточным основанием для возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц, причастных к выявленным нарушениям.

А Вячеслав Зорин, кстати, уже покинул директорское кресло: действие трудового договора с ним прекращено с 31 мая.

Источник: http://www.ngg44.ru