О жуткой ситуации, в которой оказалась Нина Скоробогатова, стало известно случайно три недели назад, когда люди на улице обратили внимание на полубосую старушку в легкой кофточке. Нина Ивановна не могла объяснить прохожим, как ее зовут и что она делает в таком виде на улице — у бабушки время от времени случаются провалы в памяти, кроме того, она почти не видит. После долгих объяснений люди поняли — из дома в таком виде пенсионерку выгнал голод. Насколько плачевна ситуация пожилой женщины и в каком состоянии она сейчас — выяснили «Городские вести».

Нина Скоробогатова, дожив до 86 лет, оказалась на грани голодной смерти: у нее нет родных и друзей, а девушка Юлия, оформившая квартиру пенсионерки на себя, кормит бабушку не часто.

 Всю жизнь одна

— Я в тот день стояла на балконе, — рассказывает Фаина Десятова. — Смотрю — старушка какая-то, в одном тапочке, вторая нога босая, а тогда только снежок выпал, на улице сыро и холодно. Я постояла, постояла, люди вышли, думаю, подберут, не оставят. Так и получилось — ее завели в подъезд, проводили до квартиры.

Тогда Фаина Десятова сначала не узнала жительницу своего дома Нину Скоробогатову — женщины не общались, а в последний раз Фаина Федоровна видела бабушку Нину три года назад.

— Я по делам пошла, встречаю Нину Ивановну, та и попросила проводить ее до соцслужбы, — продолжает пенсионерка. — Я проводила, обратно она сказала, что сама дойдет, дорогу запомнила. Еще в памяти была.

То, как изменилась Нина Ивановна с момента последней встречи, потрясло Фаину Федоровну до глубины души.

— У бабушки Нины пропала память, она почти ослепла, — сетует Десятова. — За эти годы она почти не выходила на улицу, жила в своей однушке, мы, признаться, про нее и подзабыли. А она, оказывается, голодом сидела! Врач, когда осматривала ее, не знала, как подступиться — кожа да кости.

Десятова решила помочь Нине Ивановне. Для начала обратилась в управление социальной политики Первоуральска.

— В соцслужбе мне сказали — в течение двух недель придем, — продолжает рассказ Фаина Десятова. — Я возмутилась: как в течение двух недель? Она за это время на тот свет отправится — еды нет, постель грязная, в доме грязь, сама не моется. «Много работы, лишних людей нет», — ответили мне сотрудники соцслужбы.

Фаине Федоровне посоветовали обратиться в организацию «Дети войны» к Алевтине Нарваткиной. Только после этого в квартире Скоробогатовой появились девушки из соцслужбы.

— Они вымыли всю квартиру, — говорит Десятова. — Отдраили окна, вычистили туалет и ванну. Привезли продукты, новое постельное белье, потому что старое стирать даже бесполезно было — его просто выбросили. Я сама постирала шторы, вот только повесить обратно не успели — помощники разошлись.

Никакой сменной одежды и даже нижнего белья у Нины Ивановны не осталось — в шкафу сиротливо висела одна лишь трикотажная кофточка.

— Как же так вышло, что бабушка Нина осталась совсем одна? Почему не заключила договор с управлением соцзащиты, чтобы приходили на дом работники и помогали управляться? Денег не хватает, пенсия маленькая? — поинтересовались мы.

— Она всю жизнь одна, — отвечает Фаина Федоровна. — Семьи никогда не было. Был брат — он умер, друзья тоже не дожили до этого дня. Всю жизнь проработала на Новотрубном заводе — от звонка до звонка, никогда не меняла место работы. Заработала на эту квартиру, пенсия у нее неплохая — около 15 тысяч, но деньги до нее не доходят…

Несколько лет назад в жизни Нины Ивановны появилась некая Юлия. По словам Фаины Десятовой, девушка оформила квартиру на себя, забрала у пенсионерки документы и стабильно появляется в день пенсии в квартире женщины — деньги бабушки Нины достаются ей. Идет ли речь о договоре ренты или Нина Скоробогатова написала дарственную на предприимчивую девушку — мы решили выяснить у самой Нины Ивановны.


Сосиски под подушкой

Поднимаемся в квартиру Нины Скоробогатовой не одни. Компанию составили женщины, которые сейчас ухаживают за бабушкой, кормят ее, приходят навестить — помимо Фаины Федоровны рассказать о несчастной доле пенсионерки решили Валентина Шеренкова и Нина Шахмаева.

Проходим в квартиру. Радостным лаем нас встречает собачка Берта. В нос ударяет резкий запах несвежих продуктов. Нина Ивановна слышит знакомые голоса и нервничает, позволяет себя фотографировать. Проходим в комнату. В комнате стоит обеденный стол, заваленный грязными тарелками, какое-то непонятное месиво налито в одну из них — супом это назвать трудно. Повсюду крошки, грязь, мутная вода в банке — ее, судя по всему, бабушка Нина пьет.

— Посмотри, какая паразитка, навалила еду опять в грязные тарелки! Рис недоваренный пустой положила — свиней таким не кормят! — это соседки обсуждают Юлю, которая, вроде как, должна ухаживать за пожилой женщиной.

— Оттяпала квартирку, могла бы и помыть тут хотя бы раз в месяц! — возмущаются женщины. Оказывается, Юля все-таки навещает Нину Ивановну. После выхода сюжета о бабушке по телевидению, делает это почти каждый день, но никто из соседей застать ее не может — визиты «опекунши» длятся не более пяти минут. Сейчас заботы о бабушке взяла на себя Валентина Шеренкова: каждый день приносит ей тарелку супа, садится и ждет, пока Нина Ивановна поест.

— Посмотрите, постель снова грязная, — показывает Валентина. Женщина откинула одеяло, повернула подушку — под ней лежат скользкие сосиски. Нина Ивановна прячет пищу про запас — вдруг опять кормить перестанут.

Неожиданно бабушка Нина подала голос. До этого она лишь молча озиралась по сторонам, не понимая, почему вдруг набежало столько народа.

— Паспорт, заберите мой паспорт, он у Юли…

У бабушки не осталось на руках никаких документов: паспорт, медицинская карта, документы на квартиру — все прибрала неуловимая Юлия. Именно поэтому определение Нины Скоробогатовой в реабилитационный центр «Осень» пока невозможно. Управление социальной политики подало заявление в полицию о розыске Юлии, но пока результатов нет.

… Пока женщины суетились по хозяйству — мыли тарелки, вытирали со стола, убирали сосиски из-под подушки, Нина Ивановна молча смотрела по сторонам. Перед нашим уходом она неожиданно сказала:

— Мне так хочется, чтобы со мной посидели, поговорили…Никто не приходит, никто.

«Юля мне угрожала»

Алла Нарваткина, руководитель общественной приемной «Дети войны»:

— Когда ко мне обратилась Фаина Десятова, я попыталась поднять все инстанции, которые могли бы помочь в этой ситуации. Обратилась даже к участковому, но особой помощи не дождалась. Телефон Юлии у меня не сохранился, хотя эта девушка сама позвонила мне, угрожала чуть ли не личной расправой, если я еще раз сунусь в квартиру к Скоробогатовой, мол, это ее частная собственность. Сейчас об этой ситуации я сообщила действующему депутату по этому округу Марату Сафиуллину, надеюсь, он возьмет ее под свой контроль.

Я — готов!

Марат Сафиуллин, депутат по избирательному округу №2:

— Я впервые слышу об этой ситуации, мне лично Алла Нарваткина не звонила и не сообщала об этой ситуации. Конечно, как депутат по этому округу, я готов заняться проблемой, посмотреть, чем помочь Нине Скоробогатовой. Но действия Аллы как представителя партии «Справедливая Россия» не понятны — могли бы и силами партии что-то сделать, взять на контроль.

Все под Богом ходим

Александр Слабука, замглавы по социальной политике:

— Нину Ивановну мы намерены определить в центр «Осень». Но пока документов нет, сделать это практически невозможно, ждем результатов поиска девушки Юлии. К сожалению, проблема стариков у нас в городе есть — ситуаций, когда нет ни родных, ни близких, достаточно. Домов для престарелых у нас тоже нет, хотя мы неоднократно выходили с этой инициативой. Ближайший находится в Новоуральске. А вообще мы планируем проводить школу пожилого человека, чтобы консультировать, каким образом распорядиться своим имуществом, своими накоплениями и не остаться на произвол судьбы в престарелом возрасте.

Прокуратура может выступить в суде

Вячеслав Решетников, заместитель прокурора:

— Сделку в судебном порядке, действительно, можно признать недействительной, если имел место обман. Для этого, по идее, Нине Скоробогатовой необходимо прийти в прокуратуру и написать заявление с просьбой в ее интересах обратиться в суд. Кроме того, если у бабушки уже имеется какое-либо психическое расстройство, тогда медучреждение может обратиться с иском в суд о признании бабушки недееспособной, чтобы над ней была установлена опека. Прокурор не наделен полномочиями признавать недееспособность. В принципе, заявление может принести любой человек от Нины Скоробогатовой, лично ее присутствие здесь не требуется. Тогда мы проведем проверку и, если выявим нарушения, то начнем реагировать. Даже данная публикация в «Городских вестях» может послужить основанием для проверки, необходимы координаты бабушки. Раз уже подано заявление в полицию, то уже ведется доследственная проверка, по результатам которой полиция должна принять решение о возбуждении либо невозбуждении уголовного дела.

По статье не привлечь

Любовь Колотилина, адвокат:

— Непонятно, каким образом произошла сделка с квартирой, необходимо обратиться в управление юстиции. Если был заключен договор пожизненного содержания с иждивением, то он может быть расторгнут судом, если удастся доказать, что не осуществляется надлежащий уход за бабушкой. Если была заключена иная сделка (дарение, купля-­продажа), то тогда будет необходимо доказать, что на момент заключения договора пенсионерка не понимала и не отдавала отчет своим действиям ввиду психического расстройства. Без помощи юриста здесь не обойтись — дело непростое. В принципе, в интересах Скоробогатовой возможно обращение в суд прокуратуры Первоуральска, поскольку в ситуации, когда лицо в силу уважительных причин (возраст, состояние здоровья) не может самостоятельно обратиться в суд, то соответствующее заявление в интересах гражданина может подать прокурор. Привлечение к уголовной или к административной ответственности здесь невозможно, вопрос может быть решен только в гражданско-­правовом порядке — через суд путем оспаривания сделки.

Источник: http://www.gorodskievesti.ru