Денис Паслер: «Мы легко могли бы уйти от дефицита бюджета за счет исключения статей на развитие. Но это неправильно» 

Накануне после многочасового обсуждения бюджета Свердловской области  на 2015 год Законодательным Собранием региона, главный финансовый документ был принят депутатами в первом чтении. Однако парламентарии неоднократно подчеркивали, что есть вопросы, которые надо еще прояснять и обсуждать. У сенаторов на это будет две  недели согласительных комиссий. Для средств массовой информации ясность внес председатель правительства области Денис Паслер, который в режиме диалога более часа отвечал на вопросы журналистов. 

– Сегодня Минэкономразвития России говорит о том, что в 2015 году, возможно, не будет повышения зарплат бюджетникам. А вы говорите, что в бюджете Свердловской области в 2015 году на зарплаты бюджетников выделено на 10 миллиардов рублей больше, чем в 2014-м. Почему такое расхождение? 

У нас приняты дорожные карты по реализации каждого из 11 Указов Президента. И их выполнение никто не отменял. Действительно, в бюджете области в 2014 году 26 миллиардов на зарплаты работников бюджетной сферы, в проекте бюджета на 2015 год – 37 миллиардов. За три года мы направим 90 миллиардов рублей по всем этим категориям. Это обязательства субъекта. И нет никаких сомнений, что мы их выполним в 2014 году. Денежные средства у нас на это есть. Сегодня Законодательное Собрание приняло бюджет 2015 года в первом чтении. За это надо им сказать спасибо. У нас никаких сомнений нет, что мы выполним обязательства субъекта и в 2015 году, в соответствии с дорожной картой, в полном объеме. Если из федерального центра нам будут поступать документы прямого действия, такие как Указы Президента, мы их будем исполнять. Сегодня таких документов не поступало.

– Есть ли уже цифра федерального бюджета, подтвержденная на Чемпионат мира в целом для Свердловской области и в следующем году конкретно? 

На самом деле тот принцип, который закладывался федерацией, не изменился: это то, что они строят только сам стадион или реконструкцию оплачивают. Вы помните, да: 45 тысяч мест, 35 тысяч мест вместимость обсуждались. Сегодня заканчивается экспертиза с учетом изменений по вместимости. Я думаю, так цифра на 8 миллиардов рублей и останется, и будет направлена на стадион.

Четыре миллиарда, которые предварительно стоят в бюджете Свердловской области на 2015 год – это дорожная инфраструктура, большей частью. Да, там есть часть денег на выкуп земельных участков, сумма будет еще оцениваться, уточняться. Но та сумма, которую мы точно знаем, это дорожная инфраструктура. Например, Ленина-Татищева, там только два миллиарда на дорогу. Московская-Объездная – то, что мы с вами уже построили, где 95% областных денег было выделено городу Екатеринбургу. Так и другие проекты по дорогам, где есть уже документы, сегодня приняты, включены и, по сути, будут реализовываться уже с января 2015 года.

И на автобусы, что уже проговорили, деньги также заложены: 100 автобусов на первом этапе к Чемпионату мира уже в следующем году должны поступить в Екатеринбург.

– Некоторые депутаты высказывались по поводу того, что бюджет слишком оптимистичный, но так было и в прошлом году. А какая ваша позиция, как председателя правительства области? 

– Смотрите, на самом деле, то, что было сказано про экономические тенденции, как российские, так и мировые, наверное, было сказано справедливо. Мы прекрасно понимаем, что время непростое. Но мы не можем не учитывать такие вещи, как то, что у нас есть бюджет, есть защищенные позиции, наши социальные обязательства, которые подходят уже под 70 процентов. Все остальное пересекается с вопросом: что с развитием региона? Дефицит бюджета 29 миллиардов. Но там 5,5 миллиарда – это детские садики. 12 миллиардов – это дорожный фонд. Это ветхое и аварийное жилье, строительство спортивных сооружений. Это те статьи, которые напрямую связаны со стимулированием. Мы можем предложить варианты, и ничего сложного в этом нет, когда все эти вещи возьмем и уберем. С одной стороны мы говорим, а что у нас является драйвером развития экономики субъекта?Если внешняя ситуация нам не позволяет, и рынки падают, как в ценовом объеме, так и в экономическом, то, конечно, мы должны внутренне это стимулировать. Внешнее закрылось, еще и внутреннее закрыть? Это, на самом деле, напрямую относится к строительству дорог, жилья и другим параметрам. Убрать 29 миллиардов? Нет проблем. Тогда надо себе честно признаться, что мы сидим, ничего не делаем, ждем у моря погоды. Только это неправильно.

Если посмотреть на другие субъекты, у которых, мы считаем, все хорошо, есть позитивные изменения: они давно закредитованы на 70-90 процентов. Когда мы начинаем брать кредиты, начинают критиковать депутаты, что нам ничего не надо, давайте не будем развивать. Мы считаем, что так нельзя. Это отрасли, уже созданные, это коллективы, это рабочие места. Мы строим по 100 садиков одновременно – это развитие строительной отрасли.

– Будет область все-таки продавать птицефабрики? Выговорили, что есть предприятия, которые нельзя продавать. 

– Ни при каких условиях, как мне кажется, мы не должны продавать Свердловскую и Рефтинскую птицефабрику и Ирбитскиймолзавод. По всем трем предприятиям правительство приняло соответствующие программы развития, и они демонстрируют хороший рост, хорошие показатели. Если в последующем мы будем также ставить задачи развития, а не стагнации и растаскивания, предприятия могут очень хорошо и эффективно работать, а также решать все социальные проблемы, связанные с обеспеченностью теми продуктами, которые они производят, и влиять на ценовую конъюнктуру. Мы обеспечиваем себя яйцом, Ирбитскиймолзавод увеличил свою долю на рынке за период с 2012 года, если не ошибаюсь, на 7-9%. Выручка предприятия выросла в три раза, и по итогам первого полугодия составила 3,8 млрд рублей. То есть предприятие растет, развивается. Это доказывает, что даже государственное предприятие при изначально правильном подходе и задачах может неплохо функционировать.

С другой стороны, есть Первоуральская и Среднеуральская птицефабрики. Они у нас стоят в планах приватизации. Если будет сформирована хорошая цена и будет понятный для нас собственник, который не купит предприятия, чтобы их убить, то мы их продадим. Кстати, сейчас неплохая конъюнктура рынка для продажи птицефабрик с точки зрения цены и спроса в связи с тем, что уменьшилось количество ввозимой продукции.

– На заседании много вопросов вызвала новая система налогообложения для торговых и административно-деловых центров. Скажите, планируется ли дальше лишать крупный бизнес налоговых льгот или нет? 

– Я бы не стал так акцентировать внимание на торговых центрах. Закон не принимается только для торговых центров. Он принимается по определенным критериям. Критерий у нас такой: пять тысяч квадратных метров недвижимости, которые попадают под новую систему налогообложения. Мы учли объекты недвижимости по всей Свердловской области, у нас их более двух миллионов. Второй критерий: у нас с вами в 2012 году по заказу Кадастровой платы была утверждена кадастровая стоимость объектов недвижимости на пять лет. Это тогда был уполномоченный орган в силу Федерального закона. Оценка 2012 года у нас действует на пять лет. И мы в любом случае потихонечку должны подступаться к закону, по которому мы должны научиться работать. Мы можем сегодня не принимать этот закон. Но тогда в 2016-2017 году, а это уже крайний срок, мы получим вопросы от двух миллионов предпринимателей, как с этим работать. Либо сегодня принять закон, что и сделали депутаты, и мы начнем работать. Будет составлен список объектов, которые попадают под этот параметр, и мы начнем администрировать.

Есть вопросы, но они есть не к закону, а к кадастровой стоимости объектов. Я лично два раза встречался с депутатами, кто хотел разобраться, получил ответы на все вопросы.  Вопросы с кадастровой стоимостью, кто с ней согласен, придется решать, как в досудебном порядке, закон это предполагает, так и в судебном порядке.

Мы закон должны запускать сейчас, иначе мы получим вал обращений и негатива.

– Предприятие УралАсбест объявило о сокращении 800 сотрудников. Это очень существенная цифра. Уже пошли слухи о банкротстве предприятия. Скажите, пожалуйста, будет ли банкротство? И какие планы по развитию предприятия у правительства области? 

– Давайте так: планы по развитию предприятия могут быть у правительства только в том случае, если оно является акционером предприятия. С точки зрения банкротства: я уверен, что никакого банкротства не будет. Нужно понимать, что это предприятие диверсифицировано сегодня уже на 30 процентов. То есть сегодня оно не зависит настолько от основной продукции, которая их кормила всегда. Они надеются и на другие виды продукции, которые активно развивают. Министерство промышленности туда выезжало. Мы провели совет директоров предприятий города Асбеста и близлежащих территорий, кто рядышком находится. Чтобы в теории пока обсудить вопрос: куда могли бы быть трудоустроены работники УралАсбеста в случае, если у предприятия будут серьезные проблемы. Также я встречался с директором предприятия, Козловым Юрием Алексеевичем. Мы обсудили с ним сложное положение с основной продукцией. Надо понимать, что сегодня в мире осталось всего три предприятия с такой продукцией. И им непросто конкурировать в мире с точки зрения цены, с точки зрения объемов. И мы работу по предприятию будем продолжать.

– Денис Владимирович, еще один вопрос в связи с бюджетом: вы сравнивали наши показатели с бюджетами других субъектов? Наверняка проекты уже есть в общем доступе. Какой у других объем госдолга и так далее? 

– У всех регионов по-разному. Можно о каждом обсуждать. К примеру, Татарстан: у них там экономика более диверсифицирована. У них есть нефть, у них есть химия, дополнительные возможности. У них давно госдолг превышает 90 процентов. Они уже близки, по сути, к тому, что они больше занимать не будут. Сегодня у них тоже есть вопросы со сбором налогов. Это я к тому, что системные проблемы есть везде.

Я, к сожалению, у коллег-депутатов в сегодняшнем обсуждении не нашел сравнений с регионами-лидерами, в какой они ситуации. Считаю, что наш уровень сегодня нормальный. Да, есть дефицит в 29 миллиардов рублей на следующий год. Мы можем его избежать, как, я уже вам рассказывал. Но при этом мы свернем все программы, связанные со строительством, инвестициями, всем тем, что связано со стимулированием. Мы с вами это уже обсудили.

Смотрите, такой еще важный момент: Свердловская область – это субъект России, который 60 процентов промышленной продукции экспортировал. Поэтому мы сегодня являемся тем регионом, который больше других почувствовал рецессию мировой экономики, именно мировой, а не европейской или экономики одного из государств. Да, мы имеем рекордно низкие цены на металлы, углеводороды и так далее.

Но с этим надо работать, с этим надо жить и закладывать основу развития. Мне, например, очень нравится тенденция развития малого и среднего бизнеса, которую я у нас отмечаю. У нас объемы предприятий малого и среднего бизнеса растут. В отличие от большинства субъектов России. Это здорово, этим гордиться надо, а мы и дальше будем этим заниматься.

Областной фонд малого и среднего предпринимательства мы развиваем, он у нас миллиард рублей  сегодня, и дальше сумма будет увеличиваться. И я вижу реальный результат: те предприятия, которым мы помогаем, меняют оборудование, оно современное. Оно повышает добавленную стоимость продукции. И дальше мы будем таким стимулированием заниматься. Можно и от этого отказаться – миллиард сэкономить. Но это глупо.

Я буквально в прошлую пятницу был в Верхней Синячихе, там предприятие Лестех, предприниматель, по-моему, по фамилии Шестаков, переработчик леса. У него реальный план развития. Он давно научился хорошо заготавливать лес. Сегодня он уже дошел до формирования хорошего, качественного готового продукта, мирового уровня. Он планирует закупить оборудование на развитие в следующем году на 100-120 миллионов. И я понимаю, что мы можем и должны помочь ему, выделить из областного бюджета миллионов 30. Для нас это и импортозамещение, о котором мы говорим, и новые рабочие места.

Было бы денег больше – нашли бы куда их направить. Я бы, в первую очередь, достроил объездную дорогу вокруг Екатеринбурга. Увеличил бы дорожный фонд на капитальный ремонт дорог, чтобы убрать всю нашу колейность накопившуюся. Да, нашли бы куда потратить.

Сегодня, кстати, впервые один из депутатов, Шадрин, сказал, что необходимо сохранять часть бюджета на развитие области, а не только социальные выплаты осуществлять. Это хорошая тенденция.

- Губернатор поручал правительству разработать программу импортозамещения. В каком статусе сейчас эта работа? 

– На сегодняшний день принят первый важный документ – концепция импортозамещения, он утвержден постановлением правительства области. Сейчас завершается работа над программой. Она уже в высокой степени готовности.

Принцип, как мы действовали: мы запросили у всех предприятий потребность – какую номенклатуру необходимо заменять, как внутри субъекта, так и внутри России и за ее пределами, и возможности производства – как оно может быть модернизировано, расширено. Так мы получили номенклатуру. И сейчас мы смотрим, что эффективно, выгодно производить на территории области. Заканчиваем систематизацию.

Это большая, трудная и кропотливая работа, которую мы планируем завершить в этом году.

– Сегодня дефицит бюджета Свердловской области составляет 29 миллиардов рублей. Как премьер-министр, какой предел дефицита вы видите. Дальше какой цифры заимствований идти нельзя? 

– Есть различные кредиты: коммерческие, которые требуют дальнейшего содержания и обслуживания. Есть кредиты, где проценты 1-1,5 процента, которые крайне выгодны. И  именно в логике замещения первых кредитов вторыми мы движемся.

Где предел – вопрос риторический. Может быть, в какой-то иной ситуации можно было бы говорить, что в рамках трехлетнего бюджета регион мог бы обойтись без заимствований. Но сегодня мы должны считать. За три года только на Указы Президента мы должны найти 90 миллиардов рублей. Это огромные деньги, которые мы выискиваем и направляем.

Главное – вопрос подхода. Можно на этом остановиться и ничего не делать. Есть субъекты, которые так и делают, выполняют только социальные обязательства. У нас есть возможность – до 15 процентов бюджета спокойно тратить на заимствования, чтобы закладывать основу для развития.

Я с 2012 года говорю, что важна даже не сумма заимствования, а куда мы ее направляем. Куда мы тратим деньги. Мы делаем понятные вещи.

– Депутаты задавали много вопросов по программе управления госсобственностью, по объектам приватизации. Вы сказали сегодня, что три объекта не должны быть проданы из казны – это Рефтинская и Свердловская птицефабрики, а также Ирбитский молочный завод. На следующий год есть ли понимание, какие объекты вы планируете продать. И что будет с правительственными акциями Кольцово? Будут ли они продаваться? Будет ли это делаться по непонятной схеме через КРСУ или по какой-то более прозрачной схеме? 

– Давайте по порядку. По программе управления госсобственностью: она утверждена, это открытый документ. Она передана в Законодательное Собрание. Вопрос, видимо, в том, кто как читает. Разные люди читают по-разному. Там есть две таблицы: предприятия, которые подлежат приватизации, и предприятия, которые подлежат продаже. Там прописаны четко названия предприятий и предполагаемые продажи. Это первое.

Вторая часть, касающаяся акций: акции зарегистрированы на корпорацию. И любая сделка, которая будет осуществляться, будет осуществляться с корпорации. Реальность продажи акций существует.

– Губернатор Эдуард Эргартович Россель всегда говорил, что противостояние области и города Екатеринбурга идет на пользу городу и региону, потому что это ведет к развитию. В сегодняшней ситуации – по неразграниченным землям, по дорогам – это идет на пользу развитию города или нет? 

– Я думаю, правильнее ответ на этот вопрос спросить у наших жителей, которые наблюдают за тем, что происходит в городе и в области. Мне бы и самому хотелось узнать, как люди на это смотрят?

Если говорить в целом, то в конечном итоге конфликты не идут на пользу. У нас общая цель и общие задачи: мы все должны сделать жизнь людей в области лучше, не зависимо от уровня власти. Мы должны работать над улучшением жизни людей, над улучшением экономики области. Где-то соперничество в экономических вопросах, не противостояние,соперничество идет на пользу. Если это противостояние ради противостояния, чтобы поспорить, то это, конечно же, не идет на пользу никому. Зачем, к примеру, говорить: область не дает городу денег на дороги? Я не понимаю. Мы развязки строим реально. На Чемпионат мира четыре миллиарда реально выделяем. Смотря что стоит за словами. Противостояние не дает результата. А вот конкуренция проектов, идей, мыслей на территории города только стимулирует инвестклимат. Ведь на территории Екатеринбурга, да любого муниципалитета, могут быть и областные и муниципальные проекты.

– У нас на поддержку сельхозпроизводителей в 2015 году заложено 3,3 миллиарда рублей, в 2014 году было почти пять миллиардов. Вы говорили, что поддержка снижаться не будет. Как тогда понимать это снижение и с точки зрения продовольственной безопасности и с точки зрения поддержки производителей? 

– Правильный вы задаете вопрос. На самом деле ситуация следующая: у нас 3,3 миллиарда областного бюджета в 2015 году, в 2014-м было 3,07. Мы просто заранее имеем возможность видеть федеральные деньги, которые будут направляться на поддержку сельского хозяйства. Эти суммы суммируются. И в этом году и в следующем общая сумма будет за пять миллиардов. Областная часть уже увеличена.

– Фонд «Социум» в Екатеринбурге провел соцопрос, и многие жители города сообщили, что они ощутили на себе рост цен на продукты. Опасаются, что будет сокращение людей на предприятиях. И возможны снижения по зарплате. Вы, как председатель правительства, ощущаете приближение экономического кризиса? Он будет? И вы, как житель области, чувствуете повышение цен? 

– Лично мое ощущение, что кризис никуда и не уходил. После 2008 года как он пошел, так и продолжается. Разница только в том, и я об этом говорил пару лет назад, что-то и предрек: тогда был резкий, а сейчас идет сильно затяжной кризис, и потом долгий будет восстановительный период.

С точки зрения повышения цен: правительство области раз в месяц рассматривает ситуацию с ценами. Министерство АПК контролирует ежедневно, и мне докладывает еженедельно. Ярко выраженно подорожавшие позиции последних недель – это гречка, фрукты, рыба. Но панику поднимать не надо. У нас уже есть субъекты России, где депутаты про гречку заявили, СМИ подхватили, создали ажиотаж, и там дают по ограниченному количеству пачек гречки в руки. Катастрофической ситуации нет. Хотя закупочная цена выросла – это факт.

Я в магазин, как покупатель, практически не хожу. Если и хожу, то с точки зрения именно контроля цен. Смотрю, сколько продуктов местного производства в наших магазинах. Эту часть больше смотрю. Но названные три продукта объективно подорожали, этому есть основания. Например, рыбу везут из Чили – это большая транспортная составляющая.

Есть и другие тенденции, например, по свинине. В Россию завезли практически миллион тонн китайской свинины, цены упали на 20 процентов. До нашего региона партия еще не дошла, но тенденция очевидна.

– Хотелось бы вас спросить: какое ближайшее будущее Корпорации развития Среднего Урала? В какой стадии ситуация? Не секрет, что идет сокращение персонала. И еще раз хотелось бы задать вопрос, который задавали сегодня депутаты: какой объем инвестиций в нее планируется? 

– Я уже говорил и еще раз скажу: с 2012 года мы денег на корпорацию не выделяем. У нас деньги выделяются исключительно на погашение кредита по выставочному комплексу. Но за три года денег на корпорацию именно мы не даем. Чтобы она что-то привлекала, нужны идеи, проекты, тогда возможно впоследствии и областное софинансирование. Сегодня там этого нет. Когда речь идет об инвестклимате, его должно формировать государство напрямую.

Если говорить о корпорации, у нас сегодня крупные холдинги с имуществом кредиты не могут взять выгодные, что говорить о корпорации, где нет этого. Поэтому я перспектив пока не вижу. Поэтому и средств не выделяется. И когда депутаты спрашивают, куда деньги области тратятся? Я понять не могу: какие деньги? Если речь идет о том, что было в 2009-2010 году, ну, тогда и надо было задавать вопросы. Целесообразности и проектов, которые бы поддерживал субъект сегодня, там нет.

Елена Воронова

Пресс-секретарь председателя
правительства Свердловской области

Фото Алексея Кунилова