23-летний Никита Лобинцев из Новоуральска на Олимпийских играх в Лондоне стал третьим в одном из самых престижных видов соревнований по плаванию — эстафете 4х100 метров вольным стилем. Никита принял эстафету от Андрея Гречина пятым, и передал ее Владимиру Морозову четвертым. А еще один уроженец Новоуральска Данила Изотов вывел россиян на первое место.

В понедельник Никита прилетел в Екатеринбург, где и нам показал олимпийскую медаль.

«СТАВЛЮ СЕБЕ ЧЕТВЕРОЧКУ»

— Никита, поздравляем вас с успехом! – встретили мы нашего спортсмена в «Кольцово». – Какие планы теперь?

— Я нацелен плавать и дальше — молодость мне это позволяет. Считаю, расцвет сил у меня еще не пришел, я еще взрослею. Поэтому однозначно буду работать на участие в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Только вот, возможно, я буду тренироваться где-то в другом месте. Но выступать, конечно, буду за Свердловскую область, за Россию.
Никита Лобинцев — Я работал четыре года не зря, завоевал медаль. Теперь можно достойно вернуться домой
Фото: Алексей БУЛАТОВ

- А почему нельзя тренироваться здесь?

— Потому что нужен другой тренерский подход. У меня есть план поехать в Америку к Райану Лохти, к тем ребятам, которые сейчас являются лидерами в мировом плавании. Олимпийских чемпионов готовят там. Я считаю, глупо терять время. Нужно ехать и пробовать что-то новое. Это не так сложно. Американцы к этому относятся очень доброжелательно. Им приятно, что приезжают спортсмены из других стран, привносят что-то новое в их подготовку, чем-то делятся, перенимают опыт. Я надеюсь, Федерация и регионы смогут спонсировать мое пребывание там. А если ничего не получится, буду за свой счет снимать там жилье и тренироваться. Вся Европа, весь мир уже давно плавает в Америке — лидеры мирового плавания из других стран тренируются там.

- Все это в будущем. А как вы оцениваете свое выступление на этой Олимпиаде?

— Ну, конечно, счастье! То, что работал 4 года не зря — показал результат не хуже, чем в прошлый раз, взял медаль, и теперь можно достойно вернуться домой. Конечно, я планировал взять, может быть, еще не одну медаль. Но со второй эстафетой у нас дела не заладились. И в личном выступлении задачу минимум выполнил — попасть в финал самой престижной дистанции — стометровки вольным стилем. Не каждый попадет на Олимпиаде в финал, тем более на сто метров кролем. Таких людей в российском плавании в последние 20 лет было очень мало. Ставлю себе четверочку за выступление на Олимпиаде. И наш главный тренер тоже поставил четверку за мое выступление. Считаю, что это правильно. На «пять» я действительно немножко не дотянул.

- Допинг-контроль в Лондоне проходили?

— После эстафеты, где мы заняли третье место, была проверка, — тройка призеров проходит его в обязательном порядке. Но тогда анализ взяли только у одного члена нашей эстафетной команды — Андрея Гречина. Я проходил допинг-контроль после финального заплыва на сто метров вольным стилем. Делается это так: проходит жеребьевка, она определяет, что спортсмен занявший такое-то место будет проверяться на допинг. В моем заплыве было определено, что проверят восьмого. Я как раз приплыл восьмым. Меня и проверили. Кроме того, к нам с контролем очень много раз приезжали в Москву, на спортивную базу на озере Круглом. А вообще, мне даже сейчас могут позвонить и приехать. У меня всегда четко прописано, где я нахожусь — чуть ли не ежечасно. Например, если сейчас за допинг-контролем приедут ко мне домой, а я не открою, они будут мне звонить и узнавать где я нахожусь.

«ПОСТОЯННОЙ ДЕВУШКИ У МЕНЯ НЕТ»

— Вам понравилось, как англичане организовали быт спортсменов на Олимпиаде?

— На этих играх очень хорошая подготовка. Маленькая компактная олимпийская деревня, удобный олимпийский городок. Мы очень мало времени тратили на переезд. Хорошая столовая, номера. Все было на высоком уровне. Мне очень понравилось. Я жил в номере с Аркадием Вятчаниным. У нас был блок — 3 комнаты по 2 человека, большой холл, два туалета — такая большая квартира.

- Вместе с вами на Олимпиаде были ваши родители. Их присутствие помогло завоевать медаль?

— Мама и папа болели за меня вживую, провели в Лондоне 10 дней. Поддерживали меня, были на трибуне, когда я плыл. Это подстегивало. Я знал, что они рядом, помогают, поддерживают. Мама плакала от радости, когда я выиграл медаль. Огромное им спасибо.

- Во время Олимпиады, ваш отец, Константин Валентинович, рассказал «Комсомолке», что вы — завидный жених…

— Мой отец не открыл никакой тайны. Действительно девушки у меня нет постоянной. Смысл заводить ее? У меня не было времени ни на что. Особенно перед Олимпиадой было тяжело. Сейчас буду думать. Время есть — летом у меня отдых.

- А если «Комсомолка» поможет найти вам невесту?

— Это такой пиар, который сейчас мне не нужен. Я очень устал. Мне хватает публичности. По телевизору идет реклама с моим участием. И сейчас я бы отдохнул от этого всего — хотел бы, чтоб меня поменьше дергали. По крайней мере, в ближайшие три недели. Я планирую отдыхать. Может, недели три вообще плавать не буду. Потом потихоньку начну ходить в зал. Может быть, какие-то пробежки делать, зарядку.

- И просто в удовольствие не плаваете?

— Летом я, конечно, стараюсь плавать в удовольствие. Да и на тренировке часто бывает просто охота. Сейчас я бы с удовольствием прыгнул, проплыл бы километр другой.

- То есть ваши земляки из Новоуральска могут увидеть вас на городском пляже?

— На городском пляже, думаю, нет. А, вообще, — конечно. Мы на Таватуй всегда ездим. У нас лодка с мотором. Так что увидеть меня вполне реально.

- Никита, вы уже решили, куда потратите призовые?

— Я даже не знаю, сколько заработал, сколько получу за медаль. Я думаю, что есть какие-то призовые и за участие в финале на стометровке кролем. На Олимпиаде надо было думать не о деньгах, а о результате, о медали. Я недавно купил родителям дом в Екатеринбурге. Мы сейчас делаем с ними ремонт, и я думаю, все деньги пойдут туда — на благоустройство, на покупку техники, аппаратуры.

Источник: http://kp.ru/