«Росатомпром» близок к тому, чтобы полностью завладеть долей канадской компании Uranium One, которая занимается освоением урановых рудников в Казахстане. Россия стала главным игроком в мировом производстве урана.

В январе 2008 года, за четыре месяца до своего ареста, Мухтар Джакишев заявлял, что национальная компания «Казатомпром», которой он руководил на тот момент, к 2010 году, оставив за собой Канаду и Австралию, займет лидирующее положение в сфере производства урана. Однако из слов главы России Владимира Путина в 2011 году о том, что «Росатомпром» стал мировым лидером по запасам и добыче урана, следует, что положение изменилось. 

«СВАТОВСТВО»

14 января этого года канадская компания Uranium One («Ураниум уан») сообщила, что все свои акции (в том числе с долями в рудниках, разрабатываемых в Казахстане – ред.) за 1,3 миллиарда долларов США продает компании АРМЗ, являющейся структурным подразделением российской корпорации «Росатомпром», и что эта сделка будет завершена летом нынешнего года. АРМЗ и принадлежащая ей компания Effective Energy еще осенью 2009 года завладела 51,4% акций Uranium One, то есть контрольным пакетом акций.

По информации, опубликованной на сайте Uranium1.com, данная компания владеет: 70% процентами акций ТОО «Бетпакдала», разработчиком рудников Акдала и Южный Инкай; 50% акций ТОО «Каратау», которая занимается освоением рудника Каратау; 30% акций ТОО «Кызылкум», занимающегося освоением рудника Хорасан в Казахстане. В декабре 2010 года компания также выкупила 50% акций СП «Акбастау», которое осваивает рудник Акбастау, и 49,67% акций АО «Заречное», осваивающего рудники Заречное и Южное Заречное.

Казахстанский уран полностью оказался под контролем России, так охарактеризовал ряд зарубежных и казахстанских изданий сделку «Росатомпрома» по поглощению доли в Казахстане этой канадской компании, занимающей одно из лидирующих мест в мире по добыче урана. Данные издания также обратили внимание на то, что между Вадимом Живовым, генеральным директором компании АРМЗ, и руководителем национальной компании «Казатомпром» Владимиром Школьником существуют родственные отношения, то есть они сваты.

Павел Подвиг, руководитель программы нераспространения оружия массового уничтожения Исследовательского интститута ядерного разоружения ООН в Женеве, говорит, что Россия приступила к активным действиям в сфере уранового производства.

В телефонном разговоре с корреспондентом Азаттыка Павел Подвиг дал свои комментарии:

- Ряд стран и компаний проявляют активность в обеспечении себя ураном и в получении урановых рудников. Россия, конечно, в этом деле очень активна… Я слышал новость об Uranium One. Эти действия соответствуют стратегии России в получении источника природного урана, — говорит он.

Павел Подвиг говорит, Казахстан вложил много инвестиций в расширение уранового производства и придает большое значение делу обогащения урана в России.

- Данная стратегия Казахстана – уместна. Потому что эта страна стремится стать основным экспортером природного урана. Для достижения этой цели Казахстану необходимы места для обогащения урана. Очень сложно получить разрешение на строительство предприятий по обогащению урана у себя в стране. По этой причине обогащение урана в России – это уравновешенная политика и бизнес-стратегия, — говорит Подвиг.

После публикации данных о том, что Uranium One был продан АРМЗ, ряд казахстанских СМИ вспомнил о предупреждении Мухтара Джакишева, бывшего руководителя национальной компании «Казатомпром», осужденного на 14 лет. Судя по данным мнениям, Мухтар Джакишев через японскую компанию Toshiba хотел отрезать путь канадской компании Uranium One, что противоречило интересам России в урановом производстве.

В досудебных показаниях, данным КНБ Мухтаром Джакишевым, которые были опубликованы каким-то образом, рассказывается о похожих событиях.

«НЕТ НИ ОПАСНОСТИ, НИ ИНФОРМАЦИИ»

Азаттык направил письмо президенту компании «Казатомпром» Владимиру Школьнику с вопросами, как отразится на энергетической безопасности Казахстана вышеназванное соглашение и существует ли родство между руководителями компаний.

В ответе, данном компанией, пишется, что на тот момент, когда АРМЗ завладел контрольным пакетом акций компании Uranium One, ни энергетической, ни экономической безопасности Казахстана ничто не угрожало, и впредь ничто не будет угрожать. В письме пишется, что никаких данных о личной жизни Школьника у них нет, кроме тех, что опубликованы на сайте компании.

Институт экономики, подведомственный министерству образования и науки Казахстана, ссылаясь на отсутствие специалиста, который занимается этим вопросом, отказался прокомментировать, какое влияние на энергетическую безопасность Казахстана окажет данное соглашение. Институт стратегических исследований при президенте Казахстана также сообщил, что их специалисты работают только с открытой информацией.

Экспертный центр Евразийского банка развития, который с 2007 года финансирует совместные с Россией проекты по урановому производству и проводит специальные исследования, также сослался на отсутствие информации. Сотрудник данного центра профессор Евгений Винокуров, исследователь атомно-энергетического партнерства между Казахстаном и Россией, сказал кореспонденту Азаттыка, что без разрешения банка не может дать комментария.

Эксперт Исследовательского института ядерного разоружения ООН Павел Подвиг говорит, что овладение Uranium One «Росатомпромом» никак не скажется на позиции Казахстана. По его мнению, в сфере урана Астана и Москва и так находятся в тесных отношениях. Слабая конкуренция на урановом рынке и узость рынка ядерного топлива поставит Казахстан в зависимость от России.

- Россия формирует рынок обогащенного урана за счет строительства ядерных реакторов. В то время как Казахстан приобретает источник сбыта природного урана, — говорит он.

«РОССИЯ ВОШЛА В КАЗАХСТАН ЧЕРЕЗ КАНАДУ»

В 2007 году Евгений Винокуров в своем труде писал, что казахстанский уран стал объектом непримиримого соперничества между Францией, Канадой, США, Японией, Южной Кореей и Россией, однако Казахстан придерживается такой политики, которая позволяет не зависеть только от одной страны.

По заключению исследования, многие казахстанские ученые, и должностные лица получили образование в России, и они тесно связаны со своими российскими коллегами, и с учетом этого, возможно, они симпатизируют партнерству с Россией.

По данным Евгения Винокурова, несколько канадских компаний, входящих в число крупных мировых производителей урана, в середине 1990-х годов получили доли в крупных урановых рудниках Казахстана. Однако с 2007 года эти компании стали объектом для поглощения еще одной канадской компанией Uranium One.

По информации казахстанских СМИ, через некоторое время, то есть осенью 2009 года компания Uranium One продала 16,6 % своих акций компании АРМЗ, входящей в состав «Росатомпром». За шесть месяцев до этого Мухтар Джакишев был взят под арест. На тот момент часто обсуждалось, что этот процесс ускорил назначение на освободившуюся должность президента «Казатомпрома» Владимира Школьника, «свата» Вадима Живкова.

Буквально через год «Росатомпром» завладел контрольным пакетом акций, увеличив свою долю в компании Uranium One до 51,4 процента. В России данное событие было названо крупным достижением. По оценке российских изданий, так «Россия вошла в Казахстан через Канаду». Данная оценка показала, насколько сложным был вход на урановый рынок Казахстана.

Для того, чтобы завладеть контрольным пакетом необходимо согласие тех государств, чьи активы заложены в рудники, разрабатываемые Uranium One. По информации местных СМИ 2010 года, во время переговоров с Казахстаном Россия отдавала 30 процентов акций особо секретного электро-химического комбината «Уральск», находящегося в городе Новоуральске и занимающегося обогащением урана.

Хотя Казахстан и дал свое согласие на сделку между Россией и Канадой, четыре республиканца, члены Конгресса США, оказались против, и это затянуло данный процесс. Это связано с тем, что Uranium One также занимается добычей урана в США. Члены Конгресса выразили опасения, что после данного соглашения через Uranium One Россия завладеет 20 процентами запасов урана в США, что угрожает национальной безопасности страны, к тому же Россия может продать уран Ирану. Uranium One для преодления этого «препятствия» в качестве аргумента выдвинуло отсутствие лицензии на экспорт американского урана.

«РАСХОДОВ МАЛО, ПРИБЫЛИ МНОГО»

В 2008 году Мухтар Джакишев заявил, что к 2010 году компания «Казатомпром» станет мировым лидером по добыче урана.

Из статьи российского исследователя Максима Старчака «Вопросы снабжения ураном в отношениях России со странами СНГ» можно понять, что данное заявление было небезосновательным. Данная статья, опубликованная в 2011 году в российском журнале «Международные процессы», была удостоена специальной премии.

По таблице Максима Старчака, в 2002 году Россия добыла 2900 тонн урана, Казахстан — 2800 тонн, в 2010 году Россия добывает 3 564 тонн, а Казахстан – 13 820 тонн урана. По подсчетам исследователя, из казахстанских рудников, которые по сравнению с российскими менее затратны и более прибыльны, должны добывать к 2018 году до 27-30 тысяч тонн урана. 

Однако после выкупа «Росатомпромом» контрольного пакета акций (51,4 %) Uranium One через АРМЗ, похоже, что резко изменились конкурентные показатели. Заявление Путина в конце 2011 года о том, что «Росатомпром» стал мировым лидером по добыче и запасам урана и что добывает уран уже лопатами, стало тому свидетельством.

С этой точки зрения нынешнее соглашение, то есть выкуп всех активов Uranium One, основные рудники которого расположены в Казахстане, доказывает, что Россия никогда не отказывалась от механизмов влияния на Казахстан. Не знаю, на каком уровне они применяются. Россия взяла полный контроль над урановым производством.

Возможно ли было найти других, более выгодных партнеров для казахстанского уранового производства, чем Россия? Павел Подвиг считает, что ведение переговоров с несколькими старанами было очень уместой стратегией «Казатомпрома», в период, когда комапнией руководил Мухтар Джакишев. Однако напоминает, что у России есть механизмы политического влияния.

- Россия никогда не отказывалась от механизмов влияния на Казахстан. Не знаю, на каком уровне они применяются. Однако, для Казахстана, например, установить связь с Японией в сфере уранового производства – это одно, и совершенно другой вопрос – из-за этого испортить отношения с Россией. Последнее может стать для Казахстана очень сложным решением, — говорит Павел Подвиг.

Судя по информации, распространенной в январе текущего года компанией «Казатомпром», в 2012 году Казахстан довел урановое производство до 20,9 тысяч тонн. Это составляет 37 процентов уранового производства в мире. В 2012 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отметил «Казатомпром» как лучшее отечественное предприятие в сфере инноваций и вручил специальную премию председателю правления компании Владимиру Школьнику.

Источник: http://rus.azattyq.org